ru uk uk

Лечение и реабилитация Ибогаин-гидрохлоридом.
Ибогаин лечит мозг и душу.

Через какие методики Вы прошли? VIP клиника? Наркодиспансер? 12 шагов? Блокаторы? Таблетки? Кодирование? Вшивание? Экстрасенсы? Экспериментировать не надоело? Таблетки и блокаторы из очередной клиники не помогут... Посмотрите ПРАВДЕ в глаза !!!

Альтернативные методики. Ибогаин

Профессор, д-р Дебора Мэш (Dr Deborah Mash) возглавляет проект по исследованию Ибогаина, как альтернативного метода лечения зависимостей с 1990 года.

Д-р Дебора Мэш (Dr Deborah Mash) - профессор кафедры неврологии, профессор кафедры Клеточной Молекулярной Фармакологии в Школе Медицины Университета Майами (University of Miami). Доктор Мэш – известный эксперт в сфере нейрофармакологии и неврологии с мировым именем. В основе диссертации доктора Меш лежит изучение дегенеративных изменений в мозге при болезни Альцгеймера и возможности восстановления утраченных функций мозга. Д-р Мэш стажировалась в Гарвардском университете, после чего была принята на факультет Университета Майами в 1986 году. В университете Майами (University of Miami) возглавила национальную программу целью, которой является научные исследования клинической информации мозга, людей страдающих дегенеративными и неврологическими расстройствами. Она является одним из ведущих в мире научных экспертов по проблемам злоупотребления наркотическими веществами. Большая часть ее работ направлена на изучение влияния наркотиков и алкоголя на нервную систему, как наркотики влияют на мозг и почему некоторые люди более уязвимы перед наркотиками и алкоголем.

Изучение проблем зависимости и разработка новых методов лечения стали первоочередной задачей профессиональной деятельности д-ра Мэш с 1988 года. Ее многочисленные исследования в области нейро-фармакологии часто печатаются в мировых и американских медицинских изданиях. Д-р Мэш также занимает должность Секретаря Комитета по Здравоохранению Южной Флориды.

Примечательно, что уникальная лечебная сила Ибогаина была обнаружена благодаря его психоделическим свойствам. Ибога это растение джунглей западной Африки, семейства куртовые вечнозеленое с белыми иногда желтыми цветками. В нем содержится двенадцать индольных алколоидов но наибольший интерес представляет собой Ибогаин. В течение многих веков африканские племена, зная о лечебных свойствах растения, применяли его в лечении разных болезней. Употребляя, то есть жуя корень Ибоги (именно он обладает такими свойствами) под звуки там- тама танцуя ритуальный танец впадали в нирвану. Сознание изменялось, человек как бы выходил сам из себя и вновь перерождался. В 1962 году были случайно обнаружены удивительные свойства Ибогаина, позволяющие людям, страдающим наркотической зависимостью избавиться от физической и психической зависимости от наркотиков без каких-либо симптомов абстиненции.

Пауль де Риенцо (журналист)(ПР): Д-р Мэш, как вы узнали об Ибогаине?

Дебора Мэш: К Ибогаину у меня появился интерес в результате трех событий. Я работала с коллегой по исследованию кока-этилена. Могу сказать, что если употребить алкоголь одновременно с кокаином, то организм продуцирует третью субстанцию, которая является этилированным аналогом кокаина. Кока-этилен образуется в печени, циркулирует в крови, поступает в мозг, и является веществом, с более активным и сильным привыканием, чем сам кокаин. Мы подозревали что, кока-этилен является более частой причиной смерти чем сам кокаин, и доказали, что действительно кока-этилен является более длительно действующим веществом и более сильным эйфориантом чем кокаин. Употребляя совместно алкоголь и кокаин, становится объяснимым фактом быстрое распространение кока-этилен зависимости. Мы доказали, что кока-этилен является для человека более летальным, чем кокаин. Этим исследованием мы дали объяснение эпидемии летальных передозировок в Дэйд округе (Южная Флорида).

Изучая эти исследованиями, мы привлекли внимание в национальном масштабе. Я проводила все свое время в поездках, дискутируя и разъясняя ситуацию. Как то на одном из таких симпозиумов один джентльмен, афро-американец, спросил у меня, знаю ли я что-нибудь о растительной субстанции из западной Африки, которая удивительным образом избавляет людей от кокаиновой и героиновой зависимости. Но я, была очень занята в тот момент, оглянулась назад и сказала: « О.извините, спасибо большое, но мне нужно переговорить с этими людьми относительно исследований».

Через некоторое время, я слушала презентацию, доктора С. Глика из медицинской школы Элбани при Колледже проблем наркотической зависимости С. Глик ставил опыты над крысами, которые получали Ибогаин. Они были приучены к употреблению кокаина, естественно, что ибогаин значительно подавлял наркотик и их влечение к наркотику. Так я второй раз услышала о Ибогаине. В третий раз, мне позвонил человек, который серьезно занимался Ибогаиновым проектом и сказал, «у меня есть кое-что для вас, что вас может заинтересовать» Это касалось информации об Ибогаине.

Для меня это стало последней каплей. Я сказала: “Хорошо. Давайте посмотрим, что такое Ибогаин?” Как ученого меня заинтересовало, что это за вещество? Как выглядит его структура? Кто, как и где использует Ибогаин? Какой в этом смысл?”

ПР: Является ли Ибогаин галлюциногеном подобно ЛСД?

Д.Мэш: Нет. Я не считаю Ибогаин подобным ЛСД или любому другому галлюциногену. Дело в том, что Ибогаин обладает уникальными свойствами воздействия на мозг.

Мозг видит не заданные препаратом картинки, а причудливо изменяющиеся фрагменты собственных переживаний. Маршрут переживаний зависит не от сиюминутных внешних обстоятельств, а от накопленного человеком опыта, его переживаний и ожиданий. Ибогаин имеет чрезвычайно необычную молекулярную формулу. Уникальность заключается в том, что растение естественным образом создало удивительное химическое соединение, где основой является серотониноподобная структура. Серотонин это естественный нейротрансмиттер, который обычно ассоциируется у нас с депрессией и антидепрессантами. Стимулирует работу ЦНС и мышечную активность избавляет от депрессии и психической усталости, так же успешно лечиться неврастения и астения. У tabernanthe iboga есть и другие алкалоиды, которые являются приложением к основной структуре. Оказалось, что некоторые алкалоиды tabernanthe iboga имеют химическое сходство, как к опиатам, так и к кокаину. Это открытие привлекло мое внимание как ученого.

В химической формуле молекулы Ибогаина лежит что-то фундаментальное, что объясняет его эффективность. С помощью современных знаний о молекулярном строении Ибогаина мы получили возможность заглянуть внутрь процесса формирования зависимости. В итоге все что я узнала исследовав Ибогаин оказалось чистейшей правдой о его исключительных свойствах исцеления людей от депрессий нарко и алко- зависимостей

ПР: Когда Вы поняли что нужно начинать лабораторные исследования по Ибогаину?

Д. Мэш: Мне нравятся загадки. Сначала мне не верилось в то, что все истории об Ибогаине были правдой. И все же где-то на подсознательном уровне, я чувствовала, что здесь кроется такое, что могло бы действительно помочь людям. Ибогаин действительно чудо-лекарство? Как глубоко зарыта истина? В фармакологии препарата? В молекулярной формуле? Возможно, Ибогаин всего лишь промежуточная субстанция в загадочном процессе избавления от зависимости? В результате я отложила в сторону мои суждения, и решила найти ответы на поставленные вопросы научным путем. Я собрала вокруг себя группу ученых из 20 человек самых различных специальностей: токсикологи, фармакологи, кардиологи, нейропсихологи, неврологи, психиатры, фармакокинетики.

ПР: Что за наука фармакокинетика?

Д.Мэш: Фармакокинетика – это наука, изучающая кинетические закономерности химических и биологических процессов взаимодействия лекарства и организма, как лекарство метаболизируется организмом, какова степень биологической доступности, какая разница в реакции на лекарство между женским и мужским организмом и т.д.

Нашей группе ученых нужно было получить лицензию на работу с препаратами из 1го списка, что само по себе заняло много времени. Нам дали такое разрешение. Мы сотрудничали с надежной в плане достоверности результатов лабораторией в одном из лучших университетских медицинских центров. У нас была команда высококлассных ученых.

Нашей группе ученых также нужно было разрешение комиссии по этике при университете на испытание Ибогаина на людях. Мне пришлось убеждать специалистов самых разных специальностей в безопасности в необходимости этого шага. Слава богу, у меня была хорошая репутация в научном сообществе, и нам разрешили приступить к исследованиям.

Также мы должны были получить разрешение от FDA( Food and Drug Administration). Вы знаете, как сложно получить разрешение FDA? В этом случае мой личный опыт взаимодействия с клиницистами и учеными из FDA был положительным. FDA одобрило наш проект.

ПР: У меня состоялся разговор со специалистом из NIDA(National Institute on Drug Addiction), имя его я не буду называть, который сказал мне о существующем сопротивлении в отношении перспектив Ибогаина. Есть заинтересованные люди, которые стараются затормозить ваши исследования.

Д.Мэш: Я считаю, что так оно и есть. Если в целом посмотреть, как идет развитие науки то можно увидеть, что подобное сопротивление присутствует во всех отраслях науки. Такое положение вещей касается не только Ибогаина. Например, лекарство против СПИДа или что-либо другое, когда оно разрабатывалось, вне поля сложившихся научных стереотипов вызывает сопротивление. К большому сожалению, люди часто воспринимают Ибогаин как еще один галлюциноген из 60-х. И это действительно огорчает, так как мы порой недоверчивы к глобальным открытиям фундаментальной науки.

ПР: Я не слышал о случаях применения Ибогаина в качестве наркотического вещества.

Д.Мэш: С уверенностью могу сказать, у Ибогаина нет наркотического потенциала. Дело в том, что много ошибок было сделано в ходе исследования психотропных средств в 60-х. Психоактивные субстанции, которые угрожают здоровью нации, основам общества должны быть запрещены. Ибогаин случайно по ошибке попал в группу препаратов подобных ЛСД. Разрешите мне привести пример. Наркоман или человек, который употреблял ЛСД, и также пробовал, Ибогаин скажет вам, что между ЛСД и Ибогаином нет ничего общего. Действие Ибогаина совсем не похоже на действие ЛСД! Хотя бы тем, что Ибогаин это не галлюциноген и к Ибогаину, нет привыкания. Молекулярная структура Ибогаина абсолютно уникальна. Влияние Ибогаина на человеческое подсознание, мозг, настолько отличается оттого, что мы знаем в отношении других субстанций, что Ибогаин должен классифицироваться как отдельная субстанция, не принадлежащая ни к одному типу из известных психотропных препаратов. Прототипы всех применяемых даже самых современных психотропных препаратов были разработаны в 50-60 годах прошлого века. Поэтому они малоэффективны при лечении наркомании и алкоголизма. Преимущества Ибогаина еще в том, что это природный растительный препарат с уникальными свойствами. Который растет только в западной Африке.

ПР: Вы можете рассказать об открытии метаболитов Ибогаина, таких как Норибогаин?

Д.Мэш: Среди наркоманов существует миф об Ибогаине как о серебряной пуле в лечении зависимости. Хочу сказать - Ибогаин это не серебряная пуля. Но лабораторные исследования и неоспоримые многочисленные факты излечения а также научные доказательства в экспериментах над животными ( Stan Glick laboratory) доказывают мощный лечебный эффект Ибогаина. Как ученые объясняют этот факт? По-видимому, Ибогаин трансформируется в промежуточные метаболиты, которые фиксируется на определённых участках мозга на очень длительный период времени, получаются так называемые отсроченные эффекты (“after-effects”). Я применила в данном случае термин Стэна Глика, который он употребил после эксперимента над крысами.

Наша команда ученых, которая работала над открытием кока-этилена, обнаружила, что Ибогаин превращается в 12-гидроксиибогаинамин, который мы обозначили как Норибогаин. Удивительно то, что метаболиты присутствует в организме человека гораздо более продолжительное время, чем в организме животных. Мы до конца еще не знаем фармакокинетику Норибогаина, но исследования продолжаются. Но наша исследовательская группа получила точные данные, что молекула Норибогаина имеет электрическую полярность, что позволяет ей фиксироваться на определённых зонах мозга. Мы уверены, что это фундаментальная находка и что мы движемся в правильном направлении.

ПР: На днях я прочитал статью в Нью Йорк Таймс, что Ибогаин главным образом оказывает влияние на мозжечок. Какие области мозга подвержены воздействию Ибогаина?

Д.Мэш: Это довольно неоднозначная информация об активации Ибогаином мозжечка (cerebellum), от группы исследователей из Университета Джона Хопкинса. Мозжечок (cerebellum) - это отдел головного мозга, напоминающий по внешнему виду цветную капусту, отвечает за координацию движений, регуляцию равновесия и мышечного тонуса. Когда человек учится ездить на велосипеде или играть на пианино, у него активируется мозжечок. Если больной наркоманией или алкоголем думает о приеме наркотиков, или алкоголя, ищет наркотики, будь это опиаты, кокаин или алкоголь, он находится в капкане аддиктивных динамических стереотипов. В данное время мы ведем исследования о функции мозжечка в формировании поведенческих реакций. Я не делаю упор на этой специфике, так, как зависимость от наркотиков, это, прежде всего заболевание центральной нервной системы (ЦНС). При этом патологический процесс характеризуется нарушением трафика нейро-данных от лобных долей к гипоталамическим и лимбическим образованиям. Не вызывает сомнений тот факт, что ЦНС является целостным механизмом, включая мозжечок и прочие структуры мозга. На сегодняшний день, во многом еще неясно, каким образом Ибогаин встраивается в процессы высшей нервной деятельности человека.

ПР: Цитата Марка Молливера (JohnsHopkinsUniversity) в статье, говорит о способности Ибогаина повреждать клетки Пуркинье. Это было выявлено в ходе экспериментов над крысами. Каково Ваше мнение о возможном риске причинения вреда в ходе лечения Ибогаином.

Д.Мэш: Агрессивность в отношении нервных клеток, это в большей мере штамп. Ярлык. И этот ярлык всячески препятствует разработке и внедрению новых поколений препаратов. При этом, для FDA уже достаточно нечем не подтвержденного предположения о нейротоксичности какого либо вещества, чтобы ваши исследования были заблокированы основательно и надолго. В университете Дж. Хопкинса, в опытах над лабораторными крысами, исследователи применяли чрезвычайно большие, на пороге летальных дозы Ибогаина. Такие дозы крысы получали дважды в сутки, в течение 7 дней. И действительно, это вызывало лабораторно подтвержденное уменьшение клеток Пуркинье в мозжечке крыс. На эти данные, безусловно, следует обратить внимание. Но, в тоже время, мы длительно использовали Ибогаин в лечебных дозировках, в экспериментах над приматами. И в ходе этих экспериментов, нами не было получено не одного убедительного свидетельства нанесения хоть какого-либо вреда тканям центральной нервной системы.

Ученый Хелен Молинари в ходе фундаментальных исследований выявила эффект возрастающих доз Ибогаина на грызунах. Доклад о результатах этих исследований был направлен в FDA.

ПР: Какое количество Ибогаина необходимо для обеспечения эффекта.

Д.Мэш: Достаточным количеством, является, которое обеспечивает оптимальное терапевтическое воздействие. Результатом такого воздействие, мы считаем отсутствие у пациента желания употреблять наркотики. В опытах на крысах, некоторая доза Ибогаина данная подопытному животному, предварительно привыкшему к регулярному получению наркотика, не вызывала у него никаких нарушений жизнедеятельности, но при этом животное теряло какой либо интерес к наркотику, который регулярно принимало до получения Ибогаина. Таким образом, Х. Молинари представила доказательства отсутствия у Ибогаина какого-либо токсического действия при использовании достаточных в терапевтическом отношении доз.

Однако, в том случае, если пациент получит чрезмерно большое количество Ибогаина, то в результате возникнет эффект токсического воздействия на его нервную систему. Следует сказать, что подобными эффектами, при назначении в чрезмерных дозах, в разной степени обладают почти все препараты психотропного действия. Поэтому врачи не имеют намерений действовать таким образом. С целью предупреждения подобных случаев, и получения достоверной, клинически подтвержденной информации, совместно с FDA проводятся исследования порогов переносимости и токсичности. Были проведены наблюдения пациентов до лечения Ибогаином, и после лечения, с использованием весьма точных методик определения неврологических отклонений. Доктором Хуаном Санчес-Рамосом, была применена особая методика, позволяющая выявить даже очень незначительные нарушения неврологического статуса пациента. Но даже она, не показала ничего, что давало бы основания говорить, о сколь либо значительных нейротоксических эффектах, связанных с применением Ибогаина. Таким образом, можно заключить, что использование Ибогаина в терапевтически обоснованных дозах – совершенно безвредно.

ПР:В разговоре Вы стараетесь не употреблять слово наркоман?

Д.Мэш: Да, я избегаю этого слова, т.к. в нем есть крайне негативный в социальном отношении образ неполноценной личности. Я вижу эту проблему несколько в другом свете. Мы уверены, что наркомания является болезнью. Как и множество, других заболевание нервной системы, вроде эпилепсии, или заболеваний других органов и систем, как например остеохондроз. И у нас есть все основания говорить, что данное заболевание может быть излечено медицинскими препаратами. Необходимо изменить отношение к этой проблеме, на более гуманное и человечное.

ПД: Вы могли бы что-то рассказать о смертельных случаях, причинами которых называют лечение Ибогаином? Что могло стать причиной таких исходов?

Д.Мэш: Точно могу сказать, только о двух известных мне случаях, при которых имело место применение Ибогаина. Это случай происшедший в ходе психотерапевтического сеанса в Швейцарии. Врач Питер Бауман применил Ибоагин пациенту женщине, не удостоверившись в отсутствии соматических противопоказаний к терапии Ибогаином. Таковым явилась болезнь сердца пациентки, что не давало возможности лечить ее Ибогаином в принципе. Что касается второго случая, то у меня нет достаточной информации о причинах. Но известно, что имела место дыхательная недостаточность. Это убедительно доказывает, что Ибогаин, как средство выбора при лечении заболеваний нервной системы, может применяться только квалифицированными медицинскими работниками, и только в условиях клиник. Также, врач, применяющий Ибогаин, должен иметь достоверную информацию о подлинности и химической идентичности применяемого им препарата. Невозможно получить химически идентичный Ибогаин просто так. Для этого необходимы специально оборудованные лаборатории. В силу этих причин, если Вам предлагают Ибогаин, или говорят, что помогут его найти, я Вам советую не соглашаться на подобные предложения. Не пытайтесь получить лечение Ибогаином, где-либо, кроме медицинских учреждений (в гостинице, в реабилитационных центрах и т.п. местах).

ПР: Как мы поняли, Ибогаин кардинально отличается от веществ, которые принято называть галлюциногенами. У меня нет информации о летальных исходах после приема галлюциногенов. Например ЛСД и МДМА (сленг. Экстази).

Д,Мэш: Что касается ЛСД, то принято считать, что его прием относительно безопасен в большом диапазоне доз. Поэтому передозировка, как таковая маловероятна. Совсем другая ситуация с МДМА (Экстази). Смертельные исходы, связанные с употреблением МДМА происходят довольно часто. Но их причиной является, как правило, не передозировка МДМА, а последствия неконтролируемого стимулирующего действия препарата, и как следствие этого чрезвычайно высокой физической нагрузки, часто переходящей критический предел переносимости. МДМА употребляют в основном в местах массовых развлечений. В клубах, на концертах и т.п. Принявший МДМА в течение многих часов находится в постоянном движении, танцует, прыгает, бегает и т.п. При этом он сильно потеет, но организм не получает жидкость, т.к. под действием наркотика подавлены все защитные рефлексы, и нет чувства жажды. Далее могут наступить резкое обезвоживание, тепловой удар, декомпенсация гемодинамики и как следствие этого смерть от острой сердечно-сосудистой недостаточности. Как я уже говорила выше Ибогаин по действию и своей структуре не похож на ЛСД и МДМА.

ПР: Что Вы можете рассказать о клинических испытаниях? Для чего они нужны?

Д.Мэш: Целью любых клинических испытаний является доказать два важнейших свойства препарата. Это эффективность терапии этим препаратом и безопасность его практического применения в здравоохранении. Как правило, клинические испытания проводятся в три этапа. После чего, в случае их успешного завершения, препарат может быть допущен к клиническому применению и распространению через аптечные сети.

Первый этап это всесторонние исследования безопасности препарата. Изучается метаболизм, возможность вызывать различного рода побочные действия. Также изучаются возможные противопоказания к применению. В каких случаях, можно применять данный препарат, и в каких нельзя. В отношении Ибогаина, мы также исследовали динамику дозирования препарата. Например, минимальная терапевтическая доза, исследовалась методом постепенного наращивания- количество Ибогаина на 1 кг. веса больного. Критерием являлось достижение отчетливого клинического эффекта, в виде редукции абстинентной симптоматики, и купирования потребности и осознанного желания употребления наркотиков, или алкоголя. Ибогаин весьма необычное лекарство. Нами был отработан ряд методов, целью которых было повысить биодоступность Ибогаина. По мере его дальнейшего изучения, мы пришли к выводу, что эффективная дозировка Ибогаина лежит в предела 10-14 мг. на один кг. массы тела пациента.

Второй этап, должен дать четкий, недвусмысленный и однозначный ответ на вопрос. Эффективен ли препарат в условиях клинического применения, или нет. И достаточна ли его эффективность.

Третий этап, это своего рода золотой стандарт клинических испытаний любого препарата. Он проводится путем использования двойного слепого метода, одновременно, в нескольких разных медицинских учреждениях. Наркомания и алкоголизм, во многих случаях, вызваны разными причинами и обстоятельствами. Такими причинами являются не только обменные и метаболические расстройства, а также и выраженный дефект личности. Патологически трансформированный стереотип восприятия всего, что окружает больного. Социума, жизненного уклада, буквально всего, включая осознание собственной личности. Становится понятно, успеха в борьбе с такой проблемой, можно добиться только лишь, если действовать по всем направления, а не только лишь пытаться скорректировать нарушенный медиаторный обмен в нервной системе пациента.

ПР: У Вас есть какая то позиция по отношению к Метадоновым программам?

ДМ: Да, конечно есть. И нельзя сказать, что оно однозначно. Большое количество людей хвалят Метадон, и считают, что это средство для полного решения проблемы наркомании. В тоже время клиник применяющих метадон становится все больше, а проблема наркомании все также далека от своего решения. Люди должны быть свободны от употребления чего-либо в принципе. Тем не менее, для многих людей метадон является эффективным промежуточным средством, на пути от употребления наркотиков к воздержанию от них, т.к. во многих случаях он позволяет им поддерживать свой социальный статус, участвуя в общественных и трудовых процессах. Но не следует забывать, что при этом, сам метадон является весьма тяжелым наркотиком. Зависимость от метадона, ничем не лучше, а в каком-то смысле даже хуже, чем от других наркотиков. Так, например метадоновая абстиненция очень тяжелая. Эта скажет любой, кто употреблял метадон, и пытался избавиться от метадоновой зависимости. На данный момент есть эффективные методы купирования наркотической абстиненции. Лечение Ибогаином позволяет это сделать практически незаметно. Одновременно, происходит также детоксикация от остатков наркотиков и их метаболитов (в т.ч. долгоживущих). При помощи Ибогаина, мы пролечили не одну сотню больных, страдавших от злоупотребления практическими всеми возможными наркотическими веществами. Почти все они успешно прошли лечение. И после этого, впоследствии, им уже не требовалась какая-либо профильная медицинская помощь. Помню одного из наших пациентов из Германии. Я видела весь процесс детоксикации, от начала, и до конца. Поразительно было наблюдать, когда буквально на моих глазах, под действием Ибогаина, наркотик терял свою, казалось бы, безграничную власть над этим человеком. Абстиненция бесследно исчезала, и пациент преображался и освобождался от печати зависимости, о которой после окончания лечения не напоминало уже ничего. Его наркотический стаж, был почти 20 лет. И наркотики он начал употреблять, когда ему было всего 15 лет. Казалось, что сама жизнь ополчилась на него. Его личность была практически разрушена. Во время лечения, я пыталась ему внушить, что Ибогаин, это и есть тот спасательный круг, который вытащит его из пучины наркозависимости, и вернет в мир полноценной жизни, поможет стать полноценной личностью, и занять свое достойное место в обществе. Как должен себя чувствовать здоровый человек? Каков путь к здоровой жизни? Что для этого может сделать Ибогаин, и может ли он изменить то, что нас окружает? Каким образом, он дает пациенту возможность достичь стабильной, длительной ремиссии? Как исследователь, я хочу знать, каким образом Ибогаин столь эффективно помогает возвращению наркозависимых людей к нормальной жизни.

ПР: Каким образом можно больше узнать об Ибогаине? К кому лучше обратиться для этого?

Д.Мэш: Тем, кто хочет больше узнать об Ибогаине, лучше обращаться к квалифицированным специалистам. Не стоит спрашивать об этом у непрофессионалов. Скорее всего Вам предложат под видом Ибогаина какую-либо подделку, и в лучшем случае вы не получите никакой пользы. В худшем случае, вашему здоровью может быть нанесен существенный вред, или даже может возникнуть угроза для жизни. Вы же будете думать, что это произошло от Ибогаина. Такие случаи незаслуженно выставляет Ибогаин в негативном свете. Еще раз повторю, лечение Ибогаином должно проводиться только квалифицированными врачами в медицинском учреждении. Не обрушайтесь к тем, кто нарушает закон, и пытается лечить Ибогаином, а вернее подделками, в гостиницах, реабилитационных центрах, офисах и т.п.

ПР: Складывается впечатление, что изучая Ибогаин, возможно открыть совершенно новые механизмы функционирования центральной нервной системы человека. И впоследствии, это даст толчок к открытию совершенно новых препаратов. Препараты, которые в отличие от применяемых сейчас в психиатрии и наркологии, станут гуманными по своей сути. Свободными от груза побочных эффектов, осложнений и давления на личность пациента. Но способные решить все те проблемы, которые, к сожалению, до сих пор, не смогла решить вся современная психофармакология.

Д.Мэш: Я очень надеюсь на это, и уверена, что, изучая Ибогаин, мы сможем попытаться решить множество глобальных проблем, связанных с патологиями нервной системы человека, формированием зависимости от наркотиков и алкоголя, дисфункциями личности. Мы вдохнем новую жизнь в фармакологию, чтобы по настоящему возвращать людям бесценные здоровье и радость жизни.